Исследование формирования классической школы в школе экономической мысли Мартыновского

Обязательноть практической доказательности своих теоретических выводов подводит У. Петти к необходимости создания статистической науки. В работе “Политическая арифметика” впервые поставлен вопрос о необходимости создания статистической службы для сбора данных по целому ряду направлений. Петти не прибегает по его словам к “умозрительным аргументам”, а вступает на путь выражения своих мнений на языке чисел, весов и мер. Он впервые осуществил расчет национального богатства Англии, включив в него и оценку стоимости ее населения, считая его не только потенциальным условием создания богатства, но и самим богатством.

Вспоминая заслуги одного из первых основателей статистической науки, без которой подлинно научный анализ немыслим, вероятно стоит опуститься на нашу землю, опустошенную двумя мировыми войнами, но еще в большей степени 80-ти летним господством большевизма и его наследников.

По большому счету наша страна, как и другие страны на постсоветском пространстве по сути лишена подлинной научной экономической статистики. Данные статистики до сих пор состоят лишь в сборке и группировке некоторых социальных и хозяйственных, самых поверхностных показателей, абсолютно не отражающих современное состояние экономики страны и уровень ее развития.

Отсутствуют реальные данные национального дохода, до сих пор исчисляемые по методике соответствующей еще представлениям XVIII в., а важнейшие показатели, характеризующие состояние основного капитала отсутствуют вовсе.

Но это еще не главное. Элементарное четкое положение У. Петти о единстве экономической теории, как основы и хозяйственной практики как ее выражении ни в коей мере не потеряло актуальности, более того приобрело особое значение.

За последние 80 лет образовался не только полный разрыв теории и практики, но даже противопоставление их друг другу. Экономическая теория, особенно в совершенно оторванных от жизни схемах так называемой “политэкономии социализма”, преследовала чисто идеологические цели восхваления существующей системы и ее руководства, а практические работники в таких условиях, переносили свое негативное отношение к теории на всю экономическую науку. Такое положение сохраняется и поныне.

После У. Петти нарождающаяся классическая школа не надолго оставляет Англию и переселяется во Францию, чтобы вновь вернуться в своем классическом виде в лице Адама Смита.

Во Франции, где экономические отношения развились значительно медленнее, скованные господством феодального абсолютизма, первые здравые экономические идеи были направлены на преодоление развального состояния сельского хозяйства. Там господствовал тяжелейший гнет алчного дворянства, королевского двора, армии и духовенства. Бремя феодальных повинностей приводило к непрерывному разорению крестьянства, главного плательщика налогов, в стране, где земледелие было основным сектором народного хозяйства, а крестьянство основным ее населением.

Главное направление экономической мысли во Франции поэтому было направлено на спасение сельского хозяйства. Ее первым видным идеологом стал судья из Руана Пьер Лепезан де Буагильбер (1646-1714), а его последователями – школа физиократов, во главе с Франсуа Кенэ (1694-1774).

Можно утверждать, что Буагильбер был первым экономистом во Франции, который положил в основу своих практических хозяйственных выводов систему глубоких теоретических взглядов. Он поставил важнейшую и извечную проблему ценообразования, предложив идею так называемых нормальных цен, которые с одной стороны должны обеспечить определенную прибыль, после покрытия издержек, а с другой поддерживать устойчивый спрос на приобретаемые товары. Таким образом, в элементарной форме была поставлена проблема равновесной цены через двести с лишним лет разработанная А. Маршаллом.

Для установления такой возможности необходимо, по мнению Буагильбера, важнейшее условие – полная экономическая свобода, т.е. свобода конкуренции, нарушение которой становится причиной всех экономических бед. Здесь, таким образом, был впервые провозглашен принцип, впоследствии получивший название: “Laissez faire, laissez passer”, пусть идет, как идет; принцип ставший основным в классической школе, пронизывающий всю историю экономической мысли человечества и не потерявший, а точнее приобретший огромное значение для нашей страны, в наше время.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7