Сталин

- Ей ты, - а она ответила.

- Я тебе не ты. И вышла из-за стола. Ну, а дальше выстрел. Утром после той страшной ночи ее нашли в своей комнате. Ее нашла экономка. Решили не будить Сталина. Позвонили начальнику охраны, Молотову. Сталин проснулся и ему сказали что Нади больше нет.

Впоследствии Сталин говорил: «Она очень это нехорошо сделала, она испортила меня, как же она могла оставить двоих детей, что дети, они вон забыли ее через несколько дней, а меня! Меня она искалечила на всю жизнь!».

II

1 декабря Киров шел по коридору Смольного, от стены «отделился» молодой человек, открыл портфель, вынул револьвер и выстрелил. Киров упал, выбежавший второй секретарь подбежал к нему, но поздно – он был мертв. Мария Сванидзе описывает эти похороны: «Гаснут прожектора, доступ для публики запрещен, появляется Иосиф окруженный соратниками, лицо его скорбно, он подходит к гробу и целует мертвого Кирова и я слышу как весь зал рыдает, я слышу собственное всхлипывание зная как они были близки». И потом пишет: « Павлуша – это брат Надежды Аллилуевой, вчера посетил его на даче, он сидел подперев голову руками, Павлуша никогда не видел его в такой позе», и он сказал: «Осерател я совсем»(уверяю вас он сказал это искренне, в этом одна из загадок, психология этого двойного человека).Он знал что ни он, они объективно его убили.

Ну, а дальше начинается этот великий «детективный роман», этот «триллер» сочиненный хозяином в котором приимут участие миллионы, в котором погибнет вся партия. И начинается он с этого выстрела в Кирова. Ягода видимо не знал космический план хозяина, он не понимал. Он бросился заниматься привычным делом. Начали арестовывать каких-то священников, аристократов (бывших) называлось это, насмешливо, - «Кировский поток». Хозяин прямо ему сказал: «Ищите врагов народа среди зиновьевцев. Он знал что Ягода не справится, ведь он был плоть плоти той партии которая должна быть уничтожена! Так что пришлось ему подпереть Ягоду новым человеком – это был Ежов. У Ежова были удивительные биографические данные: незаконченное низшее образование, судимость какая-то темная. Восточные поэты называли его «батыром». И это был секретарь ЦК, председатель комиссии парт контроля и генеральный комиссар Госбезопасности.

«Триллер» начинается с явления на сцену Зиновьева и Каменева – этого огромного открытого процесса. А дальше все новые и новые участники вступали. Иникидзе – это один из ближайших друзей Сталина.

Но страна жила не этим, все эти аресты были в ночной жизни, а дневная гремела парадами, гремела победами. Всех победили: белых когда-то победили, каждый день побеждали в труде и победили даже саму смерть вон «живой» Ленин лежал в Мавзолее. И эти открытые процессы тоже была одна из побед – это была победа чекистов. Для рядовых членов партии – это было как продолжение революции, как удар по штабам взорвавшихся и зажравшихся бояров. А для беспартийных – это был конец революции, это была гибель тех кто был связан с этим красным террором. Была и еще одна огромная печаль Баски приехали в страну. Баски – эти знаменитые тогда футболисты, исполнявшие роль бразильцев, приехавшие и сокрушившие команду за командой. И хозяин, он заботился о народе, дал приказ: «Победить!». И Динамо разгромило этих чемпионов 6:2(!). Потому что, глупые Баски в футбол играли, те играли за жизнь!

Праздник другой - метро пустили. И Сталин решил посетить метро днем. И все боятся бледный Каганович, бледный Молотов:

– Ну, как же посетить кругом враги? И все уговариваю Иосифа не ехать, боятся врагов, но смелый Иосиф едет! …Что творилось, восторг превосходил человеческое представления. В охотном ряду толпа кричала: «Ура!!!». Сбили лампу, окружили Иосифа… Это было ему приятно. И после этого он сказал: «Народу нужен царь, тот кому бы они смогли поклонятся и тот ради которого они могли бы жить и работать!».

Праздники были бесконечны… Карнавал был в Москве в Центральном парке культуры и отдыха – это был маскарад ночной с масками… А в это время действия «триллера» шло. И хозяин попросил следующих «актеров» на выход. Ежов пишет ему что решил арестовать Радека, хотя говорит он немного рановато, надо дать ему написать статью в Известиях против Троцкого. И Зиновьева с Каменевым не забыл и тогда ему объявили «выход на сцену». Он замечательно исполнил свою роль, он во всем признался и был одним из «звезд» этого процесса. Хотя приговорили к смерти и Пятакова и Серебрякова и прочих ленинских ближайших сподвижников. Радеку дали 10 лет, ничего его убьют в лагерях. Потом арестовали Мария Сванидзе (!). Ну, а потом наступила очередь и Ягоды. Он понял что хозяин перевел их всех на «самообслуживание» . Сначала Ягода сам со своими палачами уничтожал эту партию, при одобрении Постышева и Косиора. Ну, а потом придет и их очередь, придет Ежов со своими палачами. Ну, и придет очередь и самого Ежова. И какие сцены Шекспировские в это время разыгрывались, но это был наш Шекспир – Бухарин. Когда его обвиняли и он клялся что он невиноват, клялся памятью Ленина и смертным часом Ильича. А Ежов ему:

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6