Внешняя политика СССР в 30-х годах

Летом 1939 г. по инициативе советской стороны начались переговоры СССР - Англия - Франция о заключении пакта о взаимопомощи и создании антигерманской коалиции. На этих переговорах Советский Союз выступил с радикальными предложениями для решения вопроса о коллективной безопасности, однако, для западных государств, продолжающих политику, выработанную на Мюнхенском совещании, эти предложения оказались неприемлемы. К 20 августа переговоры зашли в тупик и фактически провалились. По просьбе англичан и французов был объявлен перерыв на неопределенный срок, хотя и в Москве и в Лондоне знали, что агрессия в отношении Польши назначена на конец августа. Прийти к соглашению с западными державами СССР не удалось. Виноваты в этом обе стороны. Но виновность западных держав, особенно Англии, значительно больше, чем Советского Союза. У советской стороны не хватило выдержки, она проявила поспешность, переоценила степень враждебности западных держав к СССР и возможности их сговора с гитлеровской Германией. У западных держав не было искреннего желания идти на сближение с СССР, что можно объяснить, по - видимому, разными причинами, в том числе и опасения возможного предательства, и антигуманная внутренняя политика сталинского руководства, противоречащая его заверениям на мировой арене, и недооценка его силы как возможного союзника в борьбе против фашистского блока, и глубокая неприязнь к стране иной социально - экономической формации. Переговоры с СССР западные державы вели прежде всего для того, чтобы оказывать давление на Германию, заставить ее пойти им на уступки, они пытались навязать Советскому Союзу собственные условия, пренебрегали его интересами. "Вина за то, что не удалось создать широкий союз Англии, Франции и СССР, способный сдержать германские амбиции, - признают английские исследователи Р. Хайт, Д. Морис и А. Петерс, - должна быть возложена непосредственно на западных союзников. Именно те способы, с помощью которых они разрешали основные международные кризисы 30-х годов, постепенно подорвали веру в дело коллективной безопасности . Французские и британские лидеры постоянно предпочитали умиротворять Берлин, Рим и Токио, чем пытаться использовать советскую силу для защиты международной стабильности".

Таким образом, к началу осени 1939 г. Советскому Союзу не удалось решить задачу достижения военного соглашения с Англией и Францией. Здесь уместно будет подчеркнуть следующее. В это время Англия и Франция уже оформили свои договоренности о ненападении с Германией и, таким образом, объективно находились в преимущественном положении перед СССР.

Однако, несмотря на неудачу, начавшиеся англо-франко-советские контакты вызвали тревогу у руководства нацистской Германии. Оно осознавало, что соглашение о взаимопомощи трех великих держав могло явиться серьезным препятствием на пути намеченных Гитлером экспансионистских планов, и стало прилагать настойчивые усилия, чтобы воспрепятствовать такому соглашению.

С мая 1939 г. работники внешнеполитического ведомства Германии, следуя указания Риббентропа, неоднократно вступали в контакты с представителями СССР в Берлине, различными неофициальными и официальными способами давали понять о готовности Германии пойти на сближение с СССР. Вплоть до середины августа 1939 г., пока существовала надежда на заключение соглашения с Англией и Францией, советское правительство оставляло осуществлявшийся германской стороной зондаж без ответа, но одновременно внимательно следило за ее действиями. Долгое время большую роль в противодействии германским "ухаживаниям за Москвой" играл нарком иностранных дел Литвинов, считавший, что нельзя идти ни на какие уступки фашистской Германии. Однако в мае 1939 г. он был снят со своего поста, где его заменил В.М. Молотов. Такая замена не могла пройти незамеченной и, вероятно, она свидетельствовала о некоторых изменениях в ориентации советского руководства. Поэтому второй причиной того, что союз СССР и Германии стал возможен, по нашему мнению, необходимо назвать личностные амбиции и экспансионистские планы, вынашиваемые сталинским правительством. Нам кажется, что родственность этих стремлений и гитлеровских планов покорения мира во многом способствовала подписанию противоправных секретных протоколов 1939 г.

В продолжение германских попыток сближения с Москвой в начале июля в советское полпредство в Берлине поступило анонимное письмо, в котором предлагалась идея реабилитации договора 1926 г. о нейтралитете или заключения договора о ненападении и границах. Германская сторона, говорилось в письме, исходила при этом из предположения, что оба правительства питают естественное желание восстановить свои границы 1914 г. В начале августа 1939 г. в беседе с советским полпредом в Берлине Астаховым Риббентроп уже официально заявил, что СССР и Германия могли бы договориться по всем проблемам, имеющим отношение к территории от Черного моря до Балтийского. Советская сторона оставила эти попытки сближения без ответа. Видимо, Сталин хотел сначала прояснить, какие результаты можно получить от англо-франко-советских переговоров.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10