Культурная революция на Смоленщине в 1920-30 годах

В помощь драмкружкам в Смоленске и в некоторых других городах губернии открылись студии. В Дорогобуже, например, студия носила громкое претенциозное название "Лаборатория новых форм театра" В про­грамму этой студни входили занятия по технике актер­ского мастерства, пантомиме, опыту инсценировок и импровизации, а также хоровая декламация, широко распространившаяся в стране в 20-х годах с легкой ру­ки артиста В. К. Сережникова (брата ректора Смолен­ского государственного университета). В Вязьме были открыты краткосрочные курсы драм. искусства имени А. В. Луначарского, на которых в 1920 году обучалось около 70 студийцев, а в захолустной Сычевке в от­крывшейся в том же году драм. студии занималось око­ло 90 любителей сценического искусства.

В результате культурного векового голодания и скованности духовных запросов народных масс увлечение драматическим искусством после революции стало бук­вально всенародным. Самодеятельные спектакли шли в переполненных до отказа помещениях. Ни один про­славленный профессиональный театр не мог бы похва­статься той живой, непосредственной связью между сценой и зрительным залом, которая была присуща этим самодеятельным представлениям. И это в годы, когда страна была в огненном кольце гражданской вой­ны, царила разруха, свирепствовали голод, холод, грязь, сыпной тиф!

В первые же годы после революции оживилась и профессиональная театральная жизнь Смоленщины. В Смоленск и другие города губернии (Смоленщина все же не испытывала такого голода, какой был в Москве и Петрограде) началось подлинное паломничество мос­ковских и петроградских артистов. На гастроли к смо­лянам приезжали артисты Московского Художествен­ного театра. Приезжала в полном составе труппа мос­ковского Камерного театра во главе с А. Я. Таировым, причем, как ни старались рецензенты "Известий Смо­ленского губсовдепа" критиковать театр, обвиняя его в чуждости трудовым массам, смоляне валом валили на его спектакли. Благодаря мастерству Алисы Коонен. И. И. Аркадина и других талантливых артистов зрите­лям, сидевшим в театре Лопатинского сада в шинелях, ватниках, кепках и солдатских фуражках, становились близки и сказочные красоты «Голубого ковра» Любви Столицы, и изящное острословие изысканного «Короля-Арлекина», и глубина страданий героини трагедии «Адриенна Лекуврер».

В 20-х годах в театре Лопатинского сада гастроли­ровал коллектив артистов под руководством А. Г. Крамова. Как вспоминает бывший рецензент смоленской газеты «Рабочий путь» Б, С. Бурштын (Иринин), «это была типичная летняя, то есть укомплектованная из артистов разных — в том числе и московских — теат­ров, труппа, очень сильная по составу. В репертуаре, как обычно водилось летом, были преимущественно лег­кие комедии и душещипательные мелодрамы. Сменя­лись они с калейдоскопической быстротой, и ни о каких режиссерских «замыслах» и «удачах», понятно, не мог­ло быть и речи,—успех создавался исключительно хо­рошей игрой отдельных артистов».

Однажды актерский состав решил отметить юбилей старейшего рабочего смоленского театра Б. Г» Сысое­ва (такие юбилеи до революции никогда не отмеча­лись!). В перерыве между действиями спектакля юбиляр был приглашен на сцену, и при открытом за­навесе А. Г. Крамов огласил посвященный ему адрес, заканчивающийся четверостишием:

На театральном небе ты—комета,

Творец сценических устоев.

Да здравствует на многи лета

Борис Григорьевич Сысоев!

Артисты и артистки душевно поздравляли, обнима­ли и целовали растроганного юбиляра. От зрителей при­тащили ему огромную корзину цветов из садоводства А. И. Зольбе. Зал горячими аплодисментами приветст­вовал виновника торжества.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15