Гражданская война в США

А чем же вообще занимался в то время Макклеллан? Широко известив страну о “падении” Йорктауна, кото­рый южане из тактических соображений оставили вообще без боя в ночь на 4 мая, генерал медленно двинулся вперед. На западном берегу Уорвика северян ждал “сюр­приз”: мятежники поставили на пути их продвижения крохотные мины, изобретенные генералом Габриэлом Рейнсом. Впрочем, Макклеллан быстро “изобрел” сред­стве борьбы с минированием — приказал прислать к нему группу пленных южан, которых он заставлял разминировать проходы для Потомакской армии.

К 25 мая северяне оказались у железнодорожной станции Фэйр-Оукс, в 7 милях к северо-востоку от Рич­монда. Уже без всяких биноклей можно было разглядеть колокольни церквей столицы мятежников. Правда, путь северянам преграждала широкая река Чикахомини, но южане, отходя, не успели уничтожить мосты через нее, да и саперы Макклеллана уже навели несколько понтон­ных мостов. Оставалось только переправиться и начать штурм города, чего трусливый командующий вовсе не собирался делать.

Вместо этого он вновь стал сообщать в Вашингтон, что по данным его разведки (т. е. все того же Пинкер­тона!), Ричмонд защищают не менее 200 тыс. мятежни­ков, хотя реально, учитывая и силы городского ополче­ния, столицу Конфедерации защищали в те дни 63 тыс. человек. Характерно, что сами мятежники считали по­ложение безнадежным, правительство распорядилось упаковать архивы и личные вещи, чтобы в любой момент начать эвакуацию. Лишь генерал Дж. Джонстон, уже имевший дело с “Наполеоном”, верил, что можно не только отогнать, но и разгромить его.

31 мая, когда Макклеллан наконец решился начать переправу через Чикахомини, южане нанесли сильный удар, причем направили его на части, уже форсировав­шие реку. К счастью, к ним на помощь, не дожидаясь приказа Макклеллана, пришли войска с северного бе­рега, что и спасло Потомакскую армию от серьезного разгрома. В двухдневном бою у Фэйр-Оукс (так он на­зван на Севере, а южане именуют его по названию ма­ленького селения - Семь Сосен) мятежники потеряли 6134 человека, северяне - 5031. В сражении был тя­жело ранен и надолго выбыл из строя один из военных лидеров мятежников, генерал Дж. Джонстон, пытав­шийся сам повести в атаку войска, когда его план начал срываться. У Макклеллана были все основания продол­жать натиск (мятежники не верили, как показывает переписка их руководства, в возможность спасти Рич­монд), но он вновь остановился, хотя и сообщил в Ва­шингтон о “грандиозной победе”.

После ранения Джонстона президент мятежников Дэвис назначил на его место генерала Ли, и тогда же, 1 июня, виргинские войска, защищавшие Ричмонд и при­легающие районы, получили название армии Северной Виргинии, остававшейся до конца войны главной армией Юга. Ли сразу же приступил к действиям, бросив в тыл Макклеллана мощную кавалерийскую группу Джеймса Стюарта (чаще его называли просто Джебом). В мастер­ски проведенном рейде (с 12 по 15 июня) Стюарт со­вершил своеобразный круг едва ли не по всему пери­метру обороны северян, выяснив при этом их примерную численность, позиции и намерения. На основе этих дан­ных Ли решил повторить прием Джонстона - разгромить северян по частям, используя их разделенность рекой (Макклеллан все еще не удосужился переправить всю армию на северный берег).

Известив о своем плане Джэксона Каменная Стена, Ли предложил ему нанести одновременный удар по флангу северян. 26 июня началась битва, продолжав­шаяся семь дней, и потому вошедшая в историю как Семидневная битва. Несмотря на все усилия мятежников, на мощную фланговую атаку Джэксона, северяне защищались умело, мужественно, переходили в контратаки и если бы не постоянные приказы Макклеллана об отходах, наскоки Ли и Джэксона были бы отбиты и Потомакская армия смогла бы продолжать наступление на Ричмонд. Но Макклеллан, как обычно, использовал ак тивные действия противника как очередной повод к ос­тановке и отступлению. Линкольн и Стэнтон, уже при­выкшие к “тактике” командующего, отказывали ему в систематических просьбах о подкреплениях, резонно указывая, что у него вполне достаточно войск. Обвиняя за это администрацию, Макклеллан 28 июня, еще в ходе Семидневной битвы, писал Стэнтону: “Если я и спас эту армию сейчас, то, говорю Вам откровенно, я не обязан благодарностью ни Вам, ни любым другим лицам в Ва­шингтоне. Вы сделали все) что могли, чтобы принести эту армию в жертву”

Вот любопытный эпизод. Когда в процессе битвы ге­нералы Ф. Кирни и Дж. Хукер обнаружили, что перед их частями стоят лишь слабые заслоны противника, они немедленно доложили об этом Макклеллану, поскольку тот требовал все решения согласовывать с ним. Но вместо ожидаемого приказа об атаке эти генералы получили . распоряжение Макклеллана об общем отходе! Тогда Кирни и Хукер сами прискакали к Макклеллану и стали доказывать, что отступление ничем не обосновано. Раз­драженный тем, что его “обеспокоили”, Макклеллан на­отрез отказался отменить приказ об отступлении, и возмущенный Кирни набросился па него с кулаками. Офи­церы штаба оттащили его, но пару раз ударить “Напо­леона” эмоциональный генерал все же успел. Характерно, что Макклеллан никак не наказал Кирни, лишь повто­рив: отменять свой приказ он не собирается.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29