Гражданская война в США

Этот трагический штурм вошел в американскую исто­рию как “атака Пикетта” (его солдаты составляли боль­шинство атаковавших), став именем нарицательным, оли­цетворением отчаянного усилия, обреченного на крах. Устрашающий строй мятежников шириной примерно в милю несся на хребет, готовый смести с лица земли не только его защитников, но и всю эту каменную громаду. Но генерал Г. Хант, руководивший обороной хребта, еще во время артиллерийского обстрела понял, что это прелю­дия к решающей, яростной атаке. За время короткой пау­зы он приказал подтащить побольше орудий к хребту и на него. И когда лавина наступавших уже подкатывалась к подножию хребта, вся его поверхность вдруг преврати­лась в огнедышащего дракона, извергавшего огненные стрелы. Из рядов мятежников вырывало буквально ко­сяки, но они упорно шли вперед. А северяне включали в грозный шквал канонады все больше орудий, и вот уже с Кладбищенского хребта и соседних позиций севе­рян по атаковавшим било 200 стволов! Но наступление продолжалось, и пехота северян стала отступать к вер­шине хребта. Атаковавшие, ведя огонь из винтовок, пре­следовали их. Еще минута, несколько минут - и они смяли бы защитников хребта.

И в это время Ховард стремительно атаковал левый фланг наступавших, который те в упоении штурма оста­вили незащищенным. Одновременно Ховард обрушил на южан мощный огонь артиллерии. Репортер-северянин Чарлз Коффин так живописал решающие минуты битвы: “Эти ряды исчезают, по­добно соломинке в огне свечи. Земля усеяна телами уби­тых и раненых, как опавшими осенними листьями. Ты­сячи мятежников бросают оружие и сдаются в плен. Какая волнующая минута! Вот она - кульминация мя­тежа, поворотный момент истории и судьбы челове­чества”.

Атака Пикетта навсегда осталась в памяти ее очевид­цев, и многие из них позднее описали это удивительное зрелище. Сам же Пикетт, рассказав в письме домой об уничтожающем шквале огня, который обрушили на его дивизию северяне, так подводил итог: “Что ж, теперь все это позади. Сражение проиграно, и многие из нас в плену, многие мертвы, многие, получив ранения, исте­кают кровью и умирают”.

Остатки дивизий Пикетта и Петтигрю откатились от хребта, а тем временем в новую атаку на него, уже на правом фланге, ринулась бригада мятежников во главе с генералом Армистедом, мчавшаяся прямо на каменную стену, за которой укрепился 1-й корпус северян. Армистед, призывно размахивая шляпой, надетой на кончик шпаги, в числе первых перелез через каменную стену и уже ухватился за одно из орудий северян, но был убит в упор. И сразу же в контратаку ринулся резерв севе­рян, предусмотрительно прибереженный ими для крити­ческой минуты. Последовал мощный заключительный аккорд: трехдневная битва завершилась короткой контр­атакой! Уставшие от ожидания, разъяренные гибелью у них на глазах множества товарищей, резервные части северян буквально раздавили вымотавшихся, измученных наступлением под шквалом огня мятежников. Лишь около 10 минут они смогли пробыть на гребне Кладбищенского хребта, оправдавшего в эти дни свое мрачное название, став могилой и для многих солдат обеих армий.

Деморализованные остатки разбитых частей южан кое-как сумели добраться до собственных резервных подраз­делений, которых осталось слишком мало, чтобы что-либо изменить. Совершенно потрясенные. Ли и Лонгстрит ви­дели всю картину удручающего разгрома с вершины Се­минарского хребта. Полагая, что атака северян докатится и до них, они немедленно поскакали вниз наводить поря­док в остатках войск, скопившихся у подножия хребта. Но северянам уже было не до атаки. Когда им удалось отбросить мятежников, на что-либо дальнейшее у них просто не оставалось сил. На склонах хребта рядом с уби­тыми и умиравшими от ран лежали совершенно невреди­мые, но обессиленные победители. Они могли лишь кри­чать, и окрестности Геттисберга огласились криками победы.

На следующий день, День независимости США, Ли, видя, что северяне так и не собираются атаковать, решил, пользуясь начавшимся проливным дождем, отвести свои войска в Виргинию. Но и преследовать их северяне не стали: не было сил, к тому же Мид, очевидно психологи­чески подготовившийся к более ожесточенной борьбе и менее благоприятному ее исходу, считал, что и того, чего удалось достичь, вполне достаточно.

Что ж, у него были основания так считать: до Геттис­берга редкие (даже редчайшие) неудачи генерала Ли были связаны либо с какими-то недоразумениями, либо со значительным превосходством северян в силах. Но в страшной геттисбергской мясорубке силы были при­мерно равны (88 тыс. у северян против 75 тыс. у Ли), причем в первый день битвы южан на поле боя было втрое больше. Ли бросил в бой свои лучшие части, сде­лал, пожалуй, все, на что был способен, но не смог сло­мить обороны северян и устоять против их атак. Поэтому главным итогом Геттисбергского сражения стало круше­ние мифа о непобедимости Ли и лучшей армии Конфе­дерации

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29