Гражданская война в США

Перед началом марша Шерман отправил в Чаттанугу раненых, больных, излишки артиллерии - все, что могло помешать ему в походе. В последние дни подготовки марша была повреждена железнодорожная колея и унич­тожен проволочный телеграф, чтобы никто не мог узнать что-либо об армии Шермана. С этого момента, с 14 но­ября, все 68-тысячное войско Шермана почти на месяц исчезло для внешнего мира. Одна за другой части севе­рян покидали Атланту, и днем 16 ноября выступила в поход последняя из них.

Известия о выступлении армии Шермана из Атланты “куда-то на юг” привели в Конфедерации к взрыву как паники, так и судорожной воинственности. С призывами к населению Джорджии обращались министры и сена­торы Конфедерации. 19 ноября из Ричмонда пришло оче­редное воззвание от шести конгрессменов-южан, писав­ших: “Пусть каждый мужчина возьмется за оружие! Уводите ваших негров, лошадей, скот и продовольствие от армии Шермана! Сжигайте все, что не можете унести! Сжигайте все мосты, прочно блокируйте все дороги на его пути! Атакуйте захватчика во фронт, во фланги, в тыл днем и ночью! Не давайте ему отдыха!”.Но и эти призывы мало что могли изменить.

Гигантская армия Шермана шла вперед четырьмя мощными колоннами; при ней было 65 орудий, до 600 са­нитарных повозок, 2,5 тыс. фургонов с продовольствием и боеприпасами. Иногда на авангарды и фланги армии пытались напасть кавалеристы Уилера и милиционеры Джорджии, но северяне легко их отбрасывали. Тогда мя­тежники стали зарывать в землю на пути движения се­верян самодельные мины, на которых подорвались не­сколько солдат. Но Шерман распорядился вести перед колоннами группы пленных, которых заставляли кирками и лопатами откапывать мины. А когда пресса Юга в оче­редной раз обвинила генерала в жестокости, он ответил, что мятежники хотели этими минами убить его солдат, он же спасает их жизни, отчасти рискуя при этом жиз­нями солдат противника, которых вовсе не обязан жалеть.

Операция Шермана была секретом для всех, кроме узкого круга военно-политического руководства Севера. Но конкретных ее деталей не знал никто. А газеты Юга настойчиво уверяли читателей, будто армия северян “умирает с голоду”, мечтая скорее добраться до побе­режья и укрыться под защиту флота Союза. Взволнован­ный Линкольн как-то раз в начале декабря попросил Гранта сообщить ему хоть что-нибудь о Шермане. Не вда­ваясь в детали, Грант ответил, что огромную армию, да еще во главе с таким героем, как Шерман, победить не­возможно. С тех пор на вопросы назойливых газетчиков о судьбе армии Шермана президент отвечал так: “Грант говорит, что с таким генералом они в безопасности и что, если они не сумеют пробраться туда, куда хотят, они смогут уползти назад через нору, в которую влезли” .

Но Шерман и не думал “уползать назад”. Его ко­лонны стремительно шли вперед. В целях снабжения огромной армии Шерман приказывал реквизировать у на­селения (так и хочется добавить: “симпатизировавшего мятежникам”, но, по-видимому, в той обстановке рвав­шиеся к победе солдаты не слишком внимательно иссле­довали симпатии и антипатии жителей Джорджии) про­довольствие, лошадей, мулов. Одновременно разрушались расположенные в важных стратегических пунктах укреп­ленные здания, предприятия, железнодорожные строения и сама колея, чтобы ничто не смогло более послужить мя­тежникам в эти последние месяцы войны. Нигде не за­держиваясь, даже в столице Джорджии Милледжвилле (ее северяне миновали 23 ноября), Шерман рвался к океану.

В первых числах декабря его колонны одна за другой начали в различных местах выходить к побережью Атлан­тики. А с поджидавших Шермана судов флота Севера еще в конце ноября была высажена на побережье дивер­сионная группа, которая 6 декабря попыталась перере­зать железную дорогу Саванна -Чарлстон (это оконча­тельно отрезало бы Саванну от внешнего мира), но мя­тежники сумели отбиться. Любопытно, что при этом милиционеры из Джорджии категорически отказывались воевать “на иностранной территории”, т. е. в Южной Каролине, и их командиру пришлось хитростью бросить их против северян, переведя в темноте поезд на пути, веду­щие к Чарлстону.

Разведчики Шермана сообщили, что оборона Саванны сильна, город защищают примерно 5-6 тыс. солдат и 8-10 тыс. милиционеров. Поскольку солдаты Шермана устали от долгого марша, генерал стал было склоняться к мысли об осаде Саванны. Но такое решение было не в его характере, и вскоре Шерман приказал захватить мощный форт Макаллистер - ключ к Саванне с юга, ми­лях в 15 от нее. Днем 11 декабря штурмовая дивизия У. Хейзена пошла в атаку, за которой Шерман и офи­церы штаба наблюдали с крыши ближней рисовой мель­ницы. Орудия форта встретили наступавших яростным огнем. Когда рассеялся густой дым, Шерману на мгнове­ние показалось, что мощный залп смел всю дивизию прорыва. В отчаянии он опустил подзорную трубу, но, как выяснилось, на пути наступавших оказалась большая впадина, минуя которую, они на пару минут скрылись из виду. Кстати, впадина спасла жизни многим северя­нам, укрыв их от убийственного огня. И вот уже диви­зия Хейзена возникла на дальнем гребне впадины и про­должила штурм. А еще через несколько минут солдаты карабкались на брустверы форта.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29