Франклин Рузвельт как человек и политик

То, что случилось с Англией и Францией и дру­гими странами, может случиться и с нами, ибо наши финансовые и промышленные тузы дей­ство­вали бы точно так же, как поступал Чембер­лен в анало­гичных обстоятельствах. А между тем в случае именно такого развития событий, пока бизнес будет занят своей игрой ради прибылей, Гитлер деморали­зует нашу страну про­пагандой, подогревая разногла­сия, нерешительность, убаю­кивания призывами к бездеятельности. Если мы встанем на этот путь, все погибло, потому что окажемся в зависимости от Гитлера на мировых рынках и в на­ших домашних делах. Как государ­ство, мы столкнемся с величайшей угрозой в на­шей истории. Нацистская мечта к 1944 году по­ставит нас не колени будет близка к осущест­влению".

Картина, нарисованная Дугласом, произ­вела глубокое впечатление на Гопкинса, первым ознако­мив­шегося с меморандумом судьи. С по­метками Гопкинся документ лег на стол прези­дента. Кон­цовка документа была обращена непо­средственно к Руз­вельту: "Я наде­юсь, что в инте­ресах нашей страны Вы дадите согласие на вы­движение Вашей кандидатуры".

Формально Рузвельт еще не дал согласия, но ре­шение им было принято бесповоротно. До­каза­тель­ство тому все, кто способен был трезво судить о ходе пред­выборной борьбы, увидели в назначе­нии Руз­вельтом 20 июня 1940 года, в ка­нун начала работы съезда респуб­ликанской пар­тии, двух вид­ных респуб­ликанцев, Стим­сона и Нокса, соответст­венно на посты военного и во­енно-морского мини­стра. Боссы республикан­ской пар­тии были взбеше­ны, однако Рузвельт до­бился важного преимуще­ства. Он ознаме­новал начало своей избира­тельной компании не словес­ной бравадой, а всем по­нятным призывом к из­бирателям противопоставить на­циональное един­ство главному противнику в ком­пании 1940 года - Гит­леру.

Далее все шло так, как было смоделировано в хо­де детального обсуждения в Овальном каби­нете Белого дома, в беседах с глазу на глаз между прези­дентом и его помощником, отправившимся с осо­бым поручением в Чикаго накануне откры­тия там съезда демократической партии. Задача, стоявшая перед Гопкинсом, была не из легких, ибо Рузвельт непре­менным условием выдвиже­ния своей кандида­туры по­ставил одобрение ее подав­ляющим боль­шинством ( не более 150 голосов против). К тому же нужно было буквально на хо­ду заняться при­ведением в порядок расстроенных рядов демокра­тов, а заодно и нейтра­лизацией опасной группи­ровки Фарли, все еще видевшего себя боссом пар­тийной машины де­мокра­тов, ее фаворитом. Обос­новавшийся со своими помощ­никами в номере отеля "Блэкстоун", соединен­ным прямой телефон­ной связью с Белым домом, Гопск­нис в считанные часы доказал, что ко­мандный пункт съезда нахо­дится там, где распо­ложен его, Гопскинса, аппа­рат и узел связи.

15 июля 1940 года мэр Чикаго Эдвард Келли, босс чикагской партийной машины демо­кратов, высту­пил с речью: он сказал делегатам, что "спасение нации находится в руках одного челове­ка". Когда вслед за тем сенатор А. Бакли начал читать послание Рузвельта, в котором президент заявлял о своем нежелании оста­ваться на посту президента третий раз, ему не дали за­кончить. Зал взорвался хо­ром голосов: "Мы хо­тим только Руз­вельта !", "Америка хочет Руз­вельта !", "Все хотят Рузвельта !". Голосование, проведенное вечером на следующий день, было почти единодушным. Деле­гаты съезда демокра­тической партии избрали своим кандидатом в президенты США Франклина Рузвельта. Про­блема третьего срока утонула в патриотическом порыве.

12. Начало второй мировой войны.

Захват Гитлером Чехословакии, а Италией Ал­ба­нии вынудили Руз­вельта обратиться к Гит­леру и Мус­солини с личным посланием с прось­бой дать заверения, что в течении 10 лет они не нападут ни на одну из 31 пере­численных в посла­нии стран. Но было ясно, что попытки "приручить" аг­рессора и сделать его послуш­ным орудием антисоветской политики тщет­ны.

В этой обстановке нарастания военной уг­ро­зы, внутренней нестабиль­ности, активизации реак­цион­ных элементов утвердилось мнение Руз­вельта - не ос­тавлять поста президента. Он хотел придать выборам характер рефе­рендума в драма­тически решающий для судеб страны момент.

А. Гитлер

Германия уже оккупировала Польшу, Да­нию, Норвегию, Бельгию, вторглась во Францию. Были сильны голоса в пользу того, чтобы изоли­роваться от войны, вступить а сделку с Гитлером, наладить выгод­ное ши­рокомасштабное сотрудни­чество. Рузвельт пра­вильно уловил преобла­даю­щие на­строе­ние и обра­тился к избирателям с при­зы­вом противо­поставить нацио­нальное единство главно­му против­нику - Гитлеру.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19