Франклин Рузвельт как человек и политик

Однако сдвинуть с места вопрос о призна­нии СССР, пока у власти бы­ли республиканцы, было не­возможно. Рузвельт сумел правильно по­нять тенден­ции на мировой арене и внутри стра­ны и верно оценить ко­ренные интересы США.

Хотя движение за признание с каждым днем на­бирало силы во всех слоях общества, админи­страция президента Гувера стояла на его пути не­приступным валом, ссылаясь на проблему долгов и на избитый те­зис о "советской пропаганде".

Рузвельт лучше других понял, что идеи ли­ди­рующей, мессианской ро­ли США в мире не проти­во­ре­чит новый подход к СССР. Жизнеспо­собность Совет­ского государства есть факт объ­ективный. Прежний, до предела идиологизиро­ванный курс в советско-амери­канских отноше­ниях не приго­ден.

Вопрос об использовании СССР в качестве по­тенциального союзника в случае обострения амери­кано-германских и американо-японских про­ти­воре­чий при­обретал для Рузвельта важное прак­тическое значение.

Однако и после установления дипломатиче­ских отношений взаимодей­ствие стран на базе совмест­ного отпора агрессии не получило разви­тия. США уклони­лись от заключения Тихоокеан­ского пакта, который должен был сдерживать аг­рессию Японии, именно в расчете на то, что Япо­ния на­падет на СССР.

И снова был поднят вопрос о "русских дол­гах". Развитие всесторонних отношений, торго­вых и в сфере обеспечения взаимной безопасно­сти на­талки­валось на обструкцию США, стрем­ление обеспечить себе одно­стороннюю выгоду и особое положение. Первый посол США в СССР Буллит, потерпев неудачу в попытках заставить СССР следовать во всем в фарва­тере амери­кан­ской поли­тики, скатился на позиции примитив­ного антисове­тизма. Рузвельт заменил его на Дэ­виса. Дэвис сумел реально оценить пози­цию СССР. Советский Союз в считанные годы про­двинулся далеко по пути про­гресса, динамич­ность его развития превос­ходит все из­вестное ранее, именно поэтому он как ни одна другая страна нуждается в прочном мире. В пассивности же и уступчивости Запада была своя система свой замы­сел, подчиненный стремлению подтолкнуть агрессию Гит­лера на Восток.

Предательский курс Англии и Франции по от­но­шению к малым стра­нам Европы, и в осо­бен­ности Че­хословакии, привел к Мюнхенскому сго­во­ру.

Фашистские державы намереваются изоли­ро­вать СССР и подвергнуть его карантину, ис­пользуя жупел коммунистической угрозы. Демо­кратиче­ские страны Европы и всего мира оказы­вают поддержку фашист­ским стра­нам в их по­пытке изолировать Советский Со­юз, несмотря на то, что он об­ладает ог­ромным мирным потенциа­лом и экономически нахо­дится на пути пре­вра­щения в гигантский фак­тор международной жизни.

Когда в августе 1939 года в Москве шли англо-франко-советские пере­говоры, английская и француз­ская сторона намеренно затягивали пе­рего­воры и заве­ли их в тупик. Они вопреки всему на­деялись канализо­вать аг­рессию на Восток. США в этот момент устрани­лись от каких-либо шагов, способных повлиять на Анг­лию и Фран­цию. Они подталкивали СССР к войне с Герма­нией, не беря на себя никаких конкретных обяза­тельств. Де Голль так охарактери­зовал позицию США в канун войны: "США самоуст­ранились от дела обеспе­чения европейской безопас­ности вплоть до пора­жения Франции".

10. "Новый курс" в канун войны.

Выборы 1936 года принесли триумф демо­кра­ти­ческой коалиции "Нового курса", аморф­ному блоку лево центристских сил, опирающемся на движение ра­бочего класса, фермерства, сред­ние городские слои, ин­телли­генцию, молодежь, нацио­нальные меньшинства.

В стане оппозиции, тех, кто правее "нового курса" царило состояние уныния и ожидания но­вой ломки. На страницах печати, отражавшей эти на­строе­ния, о реформах говорилось только как об орудии чу­жеземного влияния, о "ползучем со­циа­лизме".

Рузвельт, напротив, стремился сохранить "новому курсу" ореол над­партийности, всенарод­но­сти. Социальные и политические размежевания в стране уг­лублялись. Ожесточенные нападки на президента и его курс из стана правых усилива­лись. В окружении прези­дента опасались поку­шения на его жизнь.

Правые силы подняли голову. Однако и пре­зи­дент был сам убежден, что его реформатор­ство должно носить строго ограниченный харак­тер, не за­трагивая основ социально-экономиче­ской сис­темы. К 1936 году "новый курс" выдохся, попытка подновить экономиче­скую систему без фундамен­тальных перемен достигла своего пре­дела. Как признавал в 1937 году сам прези­дент: "Огромное число американ­цев оставались плохо одетыми, го­лодными, не имеющими достойного челове­ка жи­лища". Но Руз­вельт не ос­тавлял мысль о дальней­ших преобразова­ниях, чтобы, как он однажды вы­ра­зился: "Сделать США со­временным государством где ни будь к концу со­роковых годов". В преддве­рии новых выборов 1940 года Рузвельт вновь об­ратился к испы­тан­ному пропагандистскому способу - апелляции к "забытому человеку".

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16  17  18  19