Наука и культура первой половины XIX в.

Паровые двигатели стали использоваться на транспорте. В1815 году на Неве появился первый пароход. С конца 30-х годов началось железнодорожное строительство. Открытое в 1851 г. железнодорожное сообщение между Москвой и Петербургом имело большое значение для развития внутренних экономических связей.

Но все же в первой половине XIX в. основным видом транспорта оставался гужевой и водный, а главными путями сообщений — грунтовые дороги и реки. Железнодорожных путей в России к 1861 г. насчитывалось всего около 1,5 тыс. верст, что для огромных пространств страны было очень незначительно.

Идеи национальной самобытности, используемые официальной идеологией, стали применяться в культурной политике правительства, прежде всего по отношению к системе образования и просвещения. Для ограждения России от потрясений Западной Европы и их последствий предполагалось “умножать, где только можно, число умственных плотин”. Так считал министр народного просвещения С. С. Уваров в начале 30-х годов.

Уже в последнее десятилетие царствования Александра I в школьном образовании усилилось влияние церкви и религии. В 1817 г. было создано Министерство духовных дел и народного просвещения во главе с С.Н. Голицыным — председателем петербургского Библейского общества. В 1819 г. во всех российских университетах учреждались кафедры “ богопознания и христианского учения” и вводился курс богословия. В XVIII в. отсутствие богословия в учебном плане Московского университета отличало его от других европейских университетов. В начальных школах было запрещено изучение книги “О должностях человека и гражданина”, из курса уездных училищ исключены начала естественной истории и технологии, сократились курсы географии и истории. “Науки, изощряющие ум, не составляют без веры и безнравственности благоденствия народного, обучать грамоте весь народ принесло бы более вреда, чем пользы, науки полезны только тогда, когда как соль употребляются в меру, смотря по состоянию (т. е. сословию) людей”1 В этих словах был сформулирован принцип сословности образования, ставший главным в политике правительства Николая I по отношению к школе.

Одним из средств борьбы с распространением в обществе прогрессивных идей становилась цензура. Изданный в 1826 г. цензурный устав получил у современников название “чугунного”. Цензор мог по своему усмотрению сокращать текст, заменять слова и выражения. С этого времени вплоть до конца николаевского царствования усиливалось открытое гонение на передовую литературу и журналистику, а годы, последовавшие за революционными событиями 1848 г. в Западной Европе, получили печально известное название “эпохи цензурного террора”. Запрещалось к изданию все, что в малейшей степени, по мнению властей, могло повредить существовавшим в России порядкам, “ослабить должное к власти почтение”. В цензурных циркулярах 50-х годов указывалось, что “в книгах для простого народа” нельзя допускать критики правительства, церкви, описывать “бедствия крепостного крестьянства”, следовало “избегать говорить о народной воле, о требованиях к нуждам рабочих классов”.

2. Предреформенная Россия

(Первая половина XIX века.)

2.1. Образование и просвещение.

В 20-50-е годы изменилось отношение правительства к задачам, которые должна была решать школа в системе просвещения. Если в начале XIX в. приоритетным было общее образование, то теперь школа прежде всего способствовала восприятию нравственности, основанной на религиозных чувствах. В утвержденном в 1828 г. Уставе учебных заведений целью обучения считалось “при нравственном образовании доставлять юношеству средства к приобретению нужнейших по состоянию каждого познаний”.

В этот период усиливается сословность в системе образования, нарушается преемственность обучения в общеобразовательной школе, что прежде декларировать в правительственных постановлениях.

Типы школ сохранялись, но каждый из них становился сословно-обособленным. Приходские одноклассные училища предназначались для детей “самых низших сословий”, в них обучали закону божьему, грамоте и арифметике. Уездные трехклассные училища создавались для детей “купцов, ремесленников и других городских обывателей”, в их программе были русский язык, арифметика, начала геометрии, история и география. В гимназиях, которые имели семь классов, получали образование главным образом дети дворян, чиновников, богатых купцов. Рескрипт правительства 19 августа 1827 г. еще раз подтверждал, что крепостные крестьяне не должны допускаться в гимназии и университеты, они могут обучаться только в школах, где “предметы не выше тех, кои преподаются в училищах уездных” 1 . Все эти меры правительства были направленны на укрепление сословных различий. В одном из циркуляров попечителям учебных округов министр народного просвещения С. С. Уваров подчеркивал, что “при возрастающем повсюду стремлении к образованию наступило время пещись о том, чтобы чрезмерным стремлением к высшим предметам учения не поколебать некоторым образом порядок гражданских сословий” 2 . Однако помимо идеологической направленности, в деятельности Министерства народного просвещения было немало сделано для улучшения системы образования: увеличилась численность училищ и гимназий, проведена университетская реформа (1835).

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12