Воцарение династии Романовых

С тех пор началось так называе­мое двоевластие: Михаил Федорович стал управлять государством с помощью отца-патриаpxa, которому был присвоен, как и царю, титул «великого государя». От имени обоих решались все дела, обоими государями принимались посольства и обоим им подносились послами дары и подарки. При таких приемах послов местничество (конфликт из-за сравнения знатности рода) ставило в затруднительное положение государя. Так, например, при представлении персидского посла, рынды (телохранители) исчезли. Один сбежал и спрятался неизвестно куда, так что его не могли сыскать, а другой сказался больным, но его привезли во дворец и назначили к нему в товарищи рындой князя Ромодановскаго. Мнимо больной Чепчугов бил челом на Ромодановскаго, а князь Пожарский на Чепчугова, что он бесчестит их род по однородству с Ромодановскими.

До чего дошло местничество, видно из того, что, когда государь велел на­значить рынд, во избежание местничества, из людей не родословных, «меньших статей», которые бы не могли хвастаться службою предков, то при назна­чении рындами стряпчих Телепнева и Ларюнова, один из них бил на другого, основываясь на том, что отец одного городовой, сын боярский, а другого -лишь подьячий. Таким образом, хотя царь «для докуки и челобитья велел от меньших статей выбирать, но и те бьют челом». Такова была тогда сила местничества. Филарет Никитич скоро разогнал тех, кого выдвинуло родство с его женой, а также возобновил дело царской невесты Марии Хлоповой, из преданного Романовым рода Желябужских, которая жила при Марфе и в 1616 г. была объявлена невестою Михаила Федоровича и ей дали имя Анастасия. «И молитва наречению ей была и чины у ней уставили по государскому чину, то есть честь и бережение к ней держали, как к самой царице, и дворовые люди крест ей целовали и в Москве и во всех епископиях Бога за нее молили, то есть вспо­минали на эктиньях».

Но личное неудовольствие Салтыкова на одного из родственников Хлоповой расстроило свадьбу, так как заболевшую невесту признали «испорченной» и сослали вместе с родными, обвиненными в обмане, в Тобольск. Интрига была открыта, Хлопову решили вернуть из ссылки, так как Михаил Федорович продолжал любить свою невесту и воспротивился желанию матери жениться на другой. Однако, инокиня Марфа, стоявшая за Салтыковых, настояла на том, чтобы Хлопову оставили в Нижнем-Новгороде, поселив во двор умершого Козьмы Минина, а Салтыковы были отправлены на житье в свои вотчины.

Михаил Федорович женился на 29 году своей жизни на Марии Владимировне Долгорукой, скоро умер­шей, на следующий год царь вступил во второй брак с Евдокиею Лукьяновной Стрешневой.

По рассказу П. Львова, биографа отца невесты: «накануне послали царския повозки за девицами из знатнейших фамилий, приехавших в Москву для выбора. Эти де­вицы сопровождались матерями или ближай­шими родственницами; на них была одежда, жалованная царем. По представлении девиц инокине Марфе Ивановне, матери и родствен­ницы разъехались по домам. При каждой девице осталась только одна прислужница, в комнатах для них отведенных, находи­лись по обоим сторонам кровати. В пол­ночь Михаил, с матерью своей, пошел

осматривать невест. По окончании осмотра инокиня Марфа спросила сына, на ко­торую из девиц пал его выбор. И очень удивилась, услыша, что он предпочел прислужницу одной из привезенных девиц. Мать убеждала Михаила, чтобы он помыслил, как оскорбятся этим выбором князья и бояре, наконец, требовала от него решительного отказа, так как до восхода солнца он должен в Успенском соборе в присутствии патриарха и духовенства объявить имя будущей своей супруги. Михаил отвечал: «По воле только Божией и твоей принял я венец и царство; ни в чем не посмею быть ослушным матери моей. Ты всегда была наставницею и моим покровом - все исполню . Но сердце мое никогда не выберет, никогда другой не полюбит . Я опредлен к одним бедствиям! Первой супруги лишился в первые месяцы брачного союза, невесты ли­шаюсь при самом избрании. Она не знатной породы; может быть, она терпит бедность, горе и я испытал нужду и гонение».

Слезы полились из глаз Михаила, и, глядя на сына, мать его сказала: «Судьбы небесные тебя сохранили, они назначили тебе царство . Воля Божия да будет с тобой! Возьми ту, которая пришлась тебе по мысли и по сердцу». Между тем, инокиня Марфа послала разведать о роде прислужницы, которая оказалась дочерью бедного можайского дворянина Лукьяна Степановича Стрешнева, а девица, при которой она находилась, её дальнею родствен­ницей, угнетавшей ее своим своенравием. Когда же патриарх Филарет благословлял сына своего, то он сказал: «Бог за благочестие прославил тебя и почтил царством, и впредь за благочестие твое и царицы Евдокии да соблюдет вас от врагов …». Во время благовеста к молебствию были представлены Евдокии дочери князей и бояр. В смятении души, скромная и кроткая Евдокия, не допускала девиц целовать свою руку, но сама целовала каждую из девиц. На другой день, по совершении обряда обручения, отправлены были от царя бояре к отцу невесты с царской грамотой, в которой уве­домляли его, что, по благости Божией, Евдокия избрана царской невестой. Посланные застали Стрешнева в поле с сохою, возделывающего ниву для посева ржи. После, живя в царских

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9