Западное Дегунино

Это древнее селение известно по письменным документам с XIV в. В прошлом веке оно числилось расположенным в девяти верстах к северу от Москвы, слева от Большой Дмитровской дороги. В верховьях впадавшего в Лихоборку Спиркова вражка еще в 1700 г. существовал пруд. Очень часто название села хранит историю его возникновения. Первое известное его название "Дегунинское" по форме выглядит как производное от имени владельца. Однако слово "Дегуня" не встречается в словарях ни современных, ни древних личных имен. Маловероятно и происхождение названия села от сочетания двух старинных имен - Дей (мужское, от греческого - божественный) и Гуня (уменьшительное от мужского Георгий, Егор, Сергей и от женского Агриппина). Другую версию высказывают ученые-лингвисты. В языках балтийских народов встречается слово "дегун" в значении "выжженная земля". Возможно, что древние балты, предшественники славян на нашей территории, дали такое название местности, где на сером фоне суглинка сохранялся черный культурный слой – характерный признак долго существовавшего древнего поселения.

Ясно, что село возникло задолго до 1336 г., когда оно было вписано московским князем Иваном Калитой в Духовную грамоту как пожалование княгине Ульяне с младшими детьми. В 1353 г. великий князь Симеон Гордый, сын Калиты, завещал Дегунино своей жене княгине Марии. Наконец, в 1389 г. Дмитрий Донской отказал его своему сыну, князю Андрею. Но затем сведения о селе надолго исчезают, что косвенно связано с памятью Дмитрия Донского. После смерти Дмитрия Ивановича его вдова княгиня Евдокия в память о муже и о блестящей победе на Куликовом поле в день Рождества Богородицы 8 сентября 1380 г. повелела построить в 1393-1394 гг. в Кремле белокаменный храм. Его так и назвали: Собор Рождества Пречистые Богородицы, "что на Дворце у царицы на Сенех". В первоначальном виде он не сохранился, но его фрагменты до сих пор просматриваются в Теремном Дворце и являются наиболее древними сооружениями Московского Кремля из дошедших до нашего времени. Известно, что образцом для Рождественского храма послужил дворцовый собор Боголюбовского замка на Клязьме.

Вполне вероятно, что сама княгиня или ее сын Андрей пожаловали на содержание причта новопостроенного придворного храма в вотчину село Дегунино со всеми угодьями и крестьянами. Село перешло из дворцового ведомства во власть православной церкви и больше ни разу не упоминается в духовных грамотах московских князей.

Последующие два века документальных сведений о селе почти не сохранили. Его подробное описание мы встречаем в писцовой книге 1584 г. Здесь впервые говорится, что в селе Дегунине, вотчине церкви Рождества, числятся «… церковь Борис и Глеб, древена, клетцки (прямоугольная, как изба – K.B.), при церкви двор попов, двор церковного дьячка, да три кельи, да двор протопопа с братиею. Пашни, паханные середние земли Протопоповы с братиею 100 четьи (150 десятин – K.B.), a пашут их люди деловые, а крестьянские пашни 150 четьи". Деловыми людьми называли тогда пришлых работников, которые работали за жалование и жили в протопоповом дворе. Кельи предназначались для церковных старцев, ушедших на покой и живших в селе на полном обеспечении. Описание свидетельствует, что еще незадолго перед этим село было центром цветущей вотчины, на территории которой перечисляются 24 "пустоши, что были деревни" и 3 "пустоши, что были селища". При Иване Грозном зверства опричников, опустошительный набег крымского хана Девлет-Гирея и эпидемия чумы привели к запустению тысяч деревень в Подмосковье. Начало XVII в. было не менее трагичным для Руси. В истории оно именуется «Смутным временем», а в народе его называли "литовским разорением". Село было разорено, церковь уничтожена, и Дегунино снова стало деревней.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5