Западное Дегунино

Постепенно селение возрождалось. В 1623-1624 гг. оно описано как "деревня, что было село Дегунино, а в ней был храм во имя Бориса и Глеба". Здесь состоят 14 крестьянских и бобыльских дворов, поделенных между протопопом и тремя попами московского собора. В 1633 г. церковь была восстановлена, на этот раз с приделом святого Евангелиста Иоанна Богослова, но при новом описании говорится, что она "стоит без пения". Дегунино опять возродилось как село, но, видимо, еще оставалось слабым экономически. Это видно из указа 1635 г. патриарха Иоасафа, которым он дани с церкви "имать не велел". В 1646 г. в селе было уже 22 двора и 57 жителей, а в числе их владельцев добавились еще два соборных дьякона.

После сорока льготных лет на церковь вновь была наложена дань по прежнему окладу. Но храм, снова вписанный в Приходные книги, стал именоваться на этот раз несколько иначе. "Во имя святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова с приделом Бориса и Глеба".

Вот как развивалось село на грани XVII-XVIII вв.: в 1678 г. в селе числилось 17 дворов, а в них 63 жителя, в 1700 г. - 26 крестьянских дворов и 85 душ, в 1704 г -30 дворов и 90 душ. Развитие села было замечено, доходы малочисленной братии Рождественского собора, возможно, были оценены как чрезмерные.

В 1700 г. по государеву указу село Дегунино было изъято из вотчины Рождественского собора. Вместо доходов от села причту собора назначили "жалованную хлебную ругу и на сукно деньгами". Тем же указом Дегунино было пожаловано бедному Алексеевскому девичьему монастырю, что в Москве, в Чертолье. Село перешло во владение игуменьи Марфы с сестрами.

Алексеевский девичий монастырь основал митрополит Киевский и всея Руси Алексий около 1358 г. в Москве в районе Остоженки. В 1445 г. здание монастыря повредило страшное землетрясение. Затем были татарские нашествия пожары. В 1514 г. архитектор Алевиз Фрязин построил монастырь в камне, но даже камень не вынес «большой московский пожар" 12 июля 1547 г., когда сгорела вся Москва. В том же году повелением царя Ивана Грозного Алексеевский монастырь был перенесен в Белый город, на Чертолье, а в 1837 г., в связи с началом строительства в районе Чертолья храма Христа Спасителя, обитель была переведена на окраину Москвы, в Красное село (теперь ул. Красносельская). Жизнь села под властью Алексеевского девичьего монастыря шла своим порядком, но развитие его замедлилось. Вот что записано в Ландратской книге 1719 г.: в Дегунине 31 крестьянский двор, а в них 86 жителей мужского пола. И еще 279 числятся в бегах братья Степан и Филипп Тимофеевы, Григорий Денисов, братья Панкрат и Алексей Ивановы, а Федор и Иван полугоду выехали с матерью своей. Это реальные имена живших в XVIII в. крестьян, а с ними, конечно, ушли матери, жены, сестры, дочери. Причины бегства нам не известны, известно только - от добра не бегут . Тем не менее, приход собрался с силами, и в 1762 г. в Дегунино, на прежнем церковном месте, была поставлена новая деревянная одно-престольная церковь и снова ее освятили во имя Бориса и Глеба. Старую вынуждены были разобрать, так как она "состояла в крайней ветхости".

По указу Екатерины II в 1764 г. была проведена секуляризация монастырских и церковных земель, и село перешло в подчинение Коллегии экономии. Отныне крестьяне стали именоваться экономическими. В начале XIX в. это ведомство вошло в общий состав государственных имуществ. Положение государственных крестьян было легче, чем владельческих, и приближалось к положению свободных людей. Во второй половине XVIII в. в России готовилось мероприятие огромной государственной важности - впервые было проведено межевание и картографирование всех владельческих земель. Межевание, начавшееся еще при Петре III, с 1766 г. стало именоваться Генеральным. Оно сопровождалось составлением карт владений, выдержанных в масштабе 1 : 8400 и раскрашенных в едином стиле.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5