Древнерусское право

Первоначально княжеская юрисдикция не имела широкого распространения. Князь судил свою дружину и зависимое от него население княжеских сел — челядь, тиунов сельских и ратаиных, рядовичей, смердов, а также изгоев и прощенников. Княжеская юрисдикция распространялась и на посадское насе­ление, что вполне понятно, так как резиденция князя находи­лась в городе. В сферу юрисдикции князя попадали также при­езжие купцы и иноземцы, оторванные от своей среды.

Постепенно происходит как внешнее, так и внутреннее рас­ширение княжеской юрисдикции. Внутреннее — связано с уве­личением круга лиц и дел, подсудных этому суду. Внешнее — с расширением территории, входящей в юрисдикцию князя.

Если вначале суды были редкостью и постоянно функцио­нировали только в крупных городах, то со временем они посте­пенно утверждаются на всей территории государства. На мес­тах судебными функциями были наделены наместники и во­лостели.

Великий князь киевский судил подвластное ему население как суд первой (и последней) инстанции. По мнению С. В. Юшкова, он судил и своих бояр, не подсудных местным судьям. Предположительно великий князь выступал также в качестве апелляционной инстанции в случае недовольства судом мест­ных судей. Постепенно суд становится неотъемлемым элемен­том деятельности князя. Так, в расписание дня Владимира Мо­номаха входит "людей стравливать" (судить).

Некоторые наиболее серьезные дела подлежали совмест­ному разбирательству князя и веча. По сообщению летописи к этим делам относилось обвинение княжеских агентов в долж­ностных преступлениях.

С принятием в 988 году христианства на Руси церкви пе­редается часть судебных полномочий. В соответствии с церков­ными Уставами Владимира Святославича и Ярослава, во-пер­вых, юрисдикция церкви распространялась на подвластное ей население — членов церковного причта, монашество и часть светского населения, находящегося под патронатом церкви; во-вторых, на ее рассмотрение передавались определенные кате­гории дел — преступления против веры и церкви, чести и дос­тоинства, половые преступления, споры об имуществе и наслед­стве между супругами и родственниками и др.

В Уставе князя Ярослава содержатся сведения о суде, от­правляемом совместно представителями князя и митрополита. При вынесении приговоров использовались такие формулиров­ки: "епископу в вине, а князь казнить", "епископу в вине с князем наполы", "епископу . гривен, а князю казнити", "платят виру князю с владыкою наполы". Взыскание штрафа осущест­влялось при помощи княжеских слуг, поскольку церковь не имела в своем распоряжении средств принуждения.

Сохранился в Киевской Руси и общинный суд. Намек на его существование в прошлом можно увидеть в ст. 15 Краткой Правды, упоминающей об изводе "пред 12 человек". Некоторое время и общинный, и княжеский суды могли существовать од-

новременно. Косвенное доказательство тому находится в ст. 33 Краткой Правды. Приведение в исполнение наказания, выне­сенного общинным судом в отношении определенных категорий людей, признается нарушением юрисдикции князя. С расшире­нием последней юрисдикция общинного суда сужается.

Процесс в Древнерусском государстве имел состязатель­ный характер. Обе стороны, по Русской Правде, назывались истцами. Не было известно деление процесса на уголовный и гражданский. Тем не менее Русская Правда знает такие специ­фические досудебные процессуальные действия, присущие толь­ко уголовному процессу, как гонение следа, заклич и свод.

При гонении следа преступника в прямом смысле слова отыскивали по его следам. Это процессуальное действие осуще­ствлял потерпевший с "чюжими людми", выступавшими в ка­честве понятых. Если следы приводили к дому, хозяин которого не мог от себя "отсочять" (отвести) след, то именно он призна­вался вором. Если следы терялись на территории общины, то она должна была либо выдать преступника, либо отвечать сама. Но если след терялся на "пусте, кде не будеть ни села, ни лю-дии", то у потерпевшего не было возможности отыскать ответ­чика. В надежде обнаружить свое украденное имущество он прибегал к процедуре заклича: объявлял на торгу о пропаже с указанием отличительных особенностей вещей, владелец кото­рых в течение трех дней должен был объявиться. Если заклич давал результат, то после него начиналась процедура свода, во время которой владелец краденого имущества доказывал доб­росовестность своего приобретения.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16