Древнерусское право

Восстание 1113 года вызвало законодательное ограничение взимания процентов. Возможность брать третные резы ограни­чивалась либо трехкратным взиманием процентов без права получения суммы долга, либо двукратным взиманием процен­тов с правом получения долга (Устав о резах в Пространной Правде). В ст. 53 оговаривалось, что годовые проценты в разме­ре 10 кун на гривну (по счету Пространной Правды 1 гривна = 50 кун), т. в. 20 процентов в год, допускались при долгосрочных займах.

В случае невыплаты долга должник мог быть по ст. 47 при­влечен к уголовной ответственности с обязанностью уплатить долг кредитору, т. е. при отсутствии у него имущества ему уг­рожала продажа в холопы. Банкрутский устав Владимира Мо­номаха определил порядок взыскания долгов с обанкротивших­ся купцов. Впервые в истории русского законодательства вво­дится понятие "несчастное банкротство". Такой банкрот осво­бождается от обязанности немедленной уплаты всех долгов. Несчастным считается банкротство, наступившее вследствие действия непреодолимой силы. Умышленное (точнее — винов­ное) банкротство давало кредиторам право самостоятельно ре­шать судьбу своего должника. При злостном банкротстве долг взыскивался в обязательном порядке, а удовлетворение требо­ваний кредиторов осуществлялось в предусмотренной законом последовательности. В первую очередь удовлетворялся инозем­ный купец, по незнанию доверивший товар банкроту, во вто­рую — князь, в третью очередь — остальные кредиторы, при­чем те, кто уже получил достаточно много процентов, могли быть лишены права участвовать в разделе.

Разновидностью договора займа можно считать закупничество.

Договор дарения упоминается только в ст. 93 Пространной Правды. Речь идет о подарках мужа жене. Одаривали движи­мым имуществом. Текст статьи дает возможность предположить, что дарение осуществлялось торжественно, при свидетелях: муж "возлагал" подарок на жену. Скорее всего, речь шла об украше­ниях, дорогой верхней одежде (шубе, например).

Немного говорит Русская Правда о договоре личного най­ма. Видимо, он был достаточно хорошо урегулирован нормами обычного права. Статья 110 дает понять, что наем порождал отношения, близкие к холопству. Вероятно, первоначально по­ступление в услужение приравнивалось к поступлению в холо­пы: человек попадал под власть домовладыки и становился челядином.

Краткая (ст. 25) и Пространная (ст. 14) Правды, а также иные источники упоминают рядовича (княжеского и боярско­го), жизнь которого оценивается в 5 гривен, что в 8 раз дешев­ле, чем жизнь свободного и стоит так же, как жизнь холопа. Однако термин, которым обозначается этот мелкий служащий в хозяйстве князя или боярина, свидетельствует о том, что в основании его службы лежал договор — ряд. Устав Владимира Мономаха несколько меняет существовавший ранее обычай об­ращать в холопы всех, поступающих в услужение. Статья 110 касается довольно узкого круга лиц — тиунов (управляющих, ключников). Тиун мог стать холопом, если при его поступлении на службу не было специально оговорено сохранение за ним статуса свободного.

Форма договора была устной, вероятно, в присутствии сви­детелей, заключение договора сопровождалось обрядом привя­зывания ключа к поясу.

Договор подряда представлен в Русской Правде своей раз­новидностью — государственным подрядом. Краткая (ст. 43) и Пространная (ст. 96, 97) редакции говорят о строительстве го­родских укреплений и ремонте мостов. Сторонами в договоре выступают: подрядчик — городник, мостник с отроком (учени­ком или подмастерьем), заказчик — община (городская в слу­чае строительства городских укреплений, городская или сель­ская в случае ремонта мостов). Поскольку в работах было заин­тересовано государство, условия договора четко определены: подрядчик на свой страх и риск обязуется выполнить работы, заказчик оплачивает их в соответствии с "прейскурантом".

Договор поклажи упоминается в ст. 49 Пространной Прав­ды. Поскольку договор поклажи основывался на чисто друже­ских отношениях, заключался он без свидетелей. Поклажепри-ниматель (хранитель) оказывал поклажедателю безвозмездную услугу, благодеяние. В связи с этим закон не предусматривает ответственности хранителя за сданный на хранение товар. В случае спора он подтверждал свою правоту присягой.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
 16