Академия наук СССР 1925-1936 гг.

Сотрудничество АН с Советской властью началось в 1918 г., а в июле 1925 г. накануне празднования 200-летнего юбилея ее основания она была признана высшим ученым учреждением страны. В ее численно небольшой состав входили такие известные ученые, как А.Т. Карпинский, И.П. Павлов, В.А. Стеклов, В.И. Вернадский, С.Ф. Ольденбург и т.д. Они с разной мерой понимания относились к тому, что происходило в обществе и государстве с октября 1917 г., тем не менее остались верны родине и в служении ей видели свое призвание. Не могли не оценить они и усилия советского государства по финансированию академии – ее лабораторий, комиссий, институтов, экспедиций, а также изданий трудов (об этом убедительно свидетельствуют ежегодные отчеты АН). Еще в июне 1927г. ученые полагали, что АН – это единственное учреждение, сохранившее юридически самоуправление.

Шел процесс дифференциации ученых, часть из которых высказывалась за активизацию роли академии в преобразованиях страны, за ее организационное и структурное обновление. Укрепление академической науки с практикой социалистического строительства и преодоление академической замкнутости были положены в основу политики советского государства.

Казалось бы, совпадение (в известной мере) интересов должно было создать условия для проведения перестройки академии на демократической основе. Однако, антиинтеллигентская, антиинтеллектуальная политика классовой борьбы со старой идеологией, а заодно с культурой и традициями не позволяла относится к интеллигенции как полноправному члену общества, видела в ней носителя буржуазного мировоззрения. Нуждаясь в науке и ученых, пролетарское государство, с одной стороны, преувеличивало возможности науки в решении тех многих проблем, которые имелись в отсталой России, с другой – подозрительно относились к академикам, видя в них «буржуазных специалистов». Отсюда – установка не на союз, а на борьбу, перевоспитание в духе марксистской идеологии.

Слепая вера в марксизм как единственно верное и подлинное научное учение сеяла иллюзию быстрого его распространения в обществе. Неудачи приводили к насильственному насаждению его в качестве основы научного исследования. Столь же пагубным было и противопоставление индивидуального творчества коллективной работе. Последнее как нельзя лучше отвечало новому типу управления наукой – партийному и государственному руководству с его приверженностью к централизации.

Все эти требования постепенно находили воплощение во вновь создаваемых научных и учебных заведениях, символизировали их становление как советских учреждений. Исключение составляла Академия наук, но и она должна была пройти путь «советизации».

Первые шаги по реализации этой программы были сделаны в ходе разработки нового устава.

Перед академией была поставлена (и это хотелось бы подчеркнуть) задача «приспособления» научных теорий к «практическому применению» в промышленности и культуре. Изменения принципиального характера (утрата академических привилегий) были внесены в порядок выборов – право выдвижения кандидатов давалось не только отдельным академикам или группе, но широкому кругу учреждений и общественных организаций. Отныне представители научных учреждений союзных республик входили в квалификационные комиссии (результаты не замедлили сказаться на первых же выборах). Большие права приобретает Президент (а постепенно и его аппарат). Круг входящих в его компетенцию вопросов был расширен за счет тех, что до сих пор были прерогативой общего собрания. Под контроль директивных органов и научных учреждений республик становились и академические планы.

В 1925 г. Политбюро ЦК ВКП(б) была утверждена так называемая межведомственная комиссия по содействию работам АН в следующем составе: Н.П. Горбунов (СНК СССР), В.Т. Кнорин (ЦК ВКП(б)), М.М. Литвинов (наркоминдел), А.В. Луначарский (наркомпрос), В.П. Милютин (Госплан). По имени председателя комиссии А.С. Енукидзе (секретарь ВЦИК) комиссия даже в официальных документах часто именовалась как «комиссия Енукидзе». Более того, для ведения ее дел был создан Отдел научных учреждений при СНК СССР (заведующий – Е.П. Воронов). Окончательное решение принимал СНК СССР (подготовка велась через управляющего делами Н.П. Горбунова). Такая пирамида руководства выстраивалась над Академией наук. Взаимоотношения ее с указанными учреждениями, составными этой пирамиды, изучены пока еще недостаточно, но уже сейчас можно сделать два заключения.

Перейти на страницу номер:
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14